Жена цезаря вне подозрений на латыни транскрипция

ТРАНСКРИПЦИЯ - перевод слова на латынь онлайн, ТРАНСКРИПЦИЯ.Название книги: Жена цезаря вне подозрений на латыни транскрипция
Страниц: 130
Год: 2006
Жанр: Современная литература

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

417 кб Добавлено: 07-янв-2018 в 03:01
epub

533 кб Добавлено: 07-янв-2018 в 03:01
pdf

1,3 Мб Добавлено: 07-янв-2018 в 03:01
rtf

496 кб Добавлено: 07-янв-2018 в 03:01
txt

729 кб Добавлено: 07-янв-2018 в 03:01
Скачать книгу



О книге «Жена цезаря вне подозрений на латыни транскрипция»

Мы отнесли бы перевод из Горация к числу непрочитанных пушкинских стихотворений, таких, как “Ангел”, “Есть роза дивная...” или “Туча”: за непосредственно воспринимаемым широким символическим смыслом ощущается в них еще какой-то скрытый смысловой план — ощущается, угадывается, но ускользает, не поддается прочтению.

Можно возразить, что, в отличие от названных стихов, “Кто из богов...” — перевод и его образно-смысловой строй задан Горацием, однако это обстоятельство никак не отменяет и не облегчает задачу прочтения.

Мотивы, взятые у Горация, наполнены непереводным лиризмом — стихи несводимы к переводу, они разомкнуты в бесконечную смысловую глубину и дышат тайной, как это часто бывает в лирике Пушкина.


Мы подошли к вопросу об особенностях пушкинских переводов, главным образом поздних: многие из них органично соединяют в себе качества перевода более или менее точного и свойства исповедальной лирики.


Переводы и переложения из Шенье, Саути, Беньяна, Корнуолла, как правило, имеют личный импульс, вбирают в себя конкретные внешние обстоятельства и внутренние события пушкинской жизни — и остаются при этом переводами, то есть вживляют плоды одной национальной культуры в другую.


Гораций был одним из любимых пушкинских поэтов; с Лицея, из лекций Н. Кошанского Пушкин хорошо знал его жизнь, поэзию и конкретно оду к Помпею Вару. Само выражение “бессмертный трус”, если вдуматься в него, оказывается очень емким — ведь Гораций стал бессмертным едва ли не благодаря своей трусости, этому своему позорному бегству: был бы смел — погиб бы с Брутом и со всеми вместе, а по трусости спасся, начал писать стихи, прославился как великий поэт.

Но и трусость его осталась бессмертной в бессмертных стихах, ее запечатлевших, — “поэзия выше нравственности”.


Перейти к следующей книге

Комментарии

  • Честно говоря, я еле прочитала эту книгу из серии, она мне тяжелее всех далась....Просто Фьюри в начале как-то разочаровал, показался каким-то мямлей, и совсем-совсем не привлекательным....но слава Деве-Летописеце)))) что все так прекрасно у него все таки

Оставить отзыв